Главная - Новости - Заповедные леса под угрозой: почему природоохранное министерство бездействует?

Заповедные леса под угрозой: почему природоохранное министерство бездействует?

Десятилетнее противостояние в стремлении защитить заказник «Клетинский бор» от застройщика ведут жители Тверской области. Побережье Волги обрамлено вековыми деревьями, это живописные леса, которые нещадно уничтожаются.

Давно уже есть судебное определение, согласно которому областное природоохранное Министерство должно определить границы заказника, но выполнять его не спешат. Уничтожение растений не останавливается, коренное население переживает, что дальнейшая вырубка приведёт к экологической катастрофе и исчезновению ценных растений.

Судьба заказника

Активист-защитник природного объекта, Ольга Заворухина, собирает архив событий, касающихся заповедной территории. Хронология начинается с 80-х годов прошлого столетия, когда территория носила статус памятника природы и была перерегистрирована в качестве заказника размером 741 га. С того момента границы заказника ни разу не пересматривались.

В наличии есть документы, в которых описана территория «Клетинского бора»: основная площадь относится к землям лесхоза, 100 га — сельхоз назначения.

Администрацией Кимрского района в 2006 году бор был передан частному предпринимателю — Поленовой Л., которая была владельцем фермерского хозяйства.

Заказник был передарен Ефименко К. в 2008 году, после чего были выкопаны искусственные водоёмы для разведения рыбы, а 4 годами после новая владелица обратилась к районной администрации с предложением развития инвестиционного проекта. Идея состояла в переводе сельхоз земель в статус коммерческих и ИЖС. Ефименко намеревалась построить посёлок, расширив д. Нутромо.

Заворухина О. поясняет, что первоначально территория состояла из шести крупных участков (указано на кадастровой карте), позднее разделённых на много мелких по 12 соток. Собственник распродавала участки, завлекая близостью к Волге, природными пейзажами и экологической чистотой.

Земли расходились оптом, многократно перепродавались, а последние из владельцев не интересовались происхождением купленных территорий, их историей.

Жители ближайших посёлков и деревень заметили происходящий беспредел по появляющимся просекам. Уже уничтожены тысячи вековых сосен, вырубка не прекращается. Местные активисты обращались в прокуратуру с жалобами.
Все получали ответ о законности мероприятий.

Представители районной прокуратуры не отрицали, что разрешения на вырубку деревьев не было выдано, отмечая принадлежность площадей частному владельцу. Получается собственнику не могли препятствовать в выполнении уничтожительных манипуляций, уголовных дел не возбуждалось.

Кустарники можно вырубать

Привычный доступ к берегу Волги был перекрыт вырытой зимой 2018 года траншеей, нарушающей границы соседних территорий. Проходящие по площадям Росимущества рвы в судебном порядке вынудили заровнять собственнику.

Весной, действуя в интересах владельцев бывшего заказника, неизвестные люди возобновили уничтожение лесных территорий вблизи от Южного. Местные жители вызвали полицию. Рабочие отказались от причастности к спиливанию леса, подчеркнув версию о том, что деревья были спилены, когда они прибыли на территорию.

Заворухина расстраивается из-за действий наёмных работников — была пригнана тяжёлая техника для выкорчёвывания вековых деревьев, рытья канав, оборудования дороги. Строители оборудуют территорию для строительства посёлка, подготовили её для перепродажи. Власти игнорируют обращения жителей, ссылаясь на принадлежность участков частным рукам, поэтому якобы нарушения закона не отслеживается. Одна из версий, как власти комментируют события — с частных земель вырубаются кустарники, но активисты готовы опровергнуть обман с помощью фотофиксации.

В 2018 году в конце лета население подало в суд иск для отмены губернаторского распоряжения о передаче площадей заказника в коммерческие. За то, чтобы отменить разрешение подсоединить земли к д. Нутромо было собрано более 1,2 тыс подписей. Защитники леса выиграли суд, было получено решение об отмене губернаторскогй подписи 2010 года. Суд подчеркнул такой итог ошибкой главы губернатора из-за отсутствия определённых границ природоохранной территории. Верховный суд поддержал формулировку и решение вступило в законную силу.

Суд им не указ

Победа в судах не принесла должного результата. Районная администрация беспрепятственно выдала ещё более 30 разрешений на строительство на охраняемых площадях.

В свете всех событий собственник ускорил уничтожение заказника. На контакт владелец территорий идти отказывается, настаивает на законности всех манипуляций. Активисты выставили посты для защиты остатков деревьев, каждый раз при появлении спецтехники вызывали полицию, отстаивали буквально каждую сохранившуюся сосну.

Противостояние патруля и вандалов не всегда проходило успешно, бывали случаи, когда дровосеки вырубали новые просеки до 70 деревьев. В Минприроды обнадёжить защитников поддержкой не могут, сообщают лишь о том, что работы по определению границ заказника ведутся, но сроки не обозначают. Лес продолжают уничтожать.

Летом тверчане выходили протестовать, участвовали свыше 300 человек. В тот день Андрей Наумов, занимающий должность главы министерства природы, гарантировал активистам защиту леса от уничтожения, признание разрешений на строительство недействительными.

Ольга Заворухина рассказывает, что на некоторых участках уже строятся дома, где-то заливают фундамент. Попасть на территорию невозможна, всё обнесено забором, но строительные звуки раздаются регулярно. Мнение защитников не учитывается, все работы проводятся незаконно, вопреки имеющемуся решению суда.

Не видят и не слышат

Проблемы с защитой природных объектов есть в разных регионах, тверской заказник не единствены. В 1980-90х годах границы природных территорий описывались в текстовой форме либо фиксировались схематично. Чиновники не могут или не желают распознавать такие документы юридически действительными. Наличие технических ошибок также усложняют процесс защиты заказников и лесов от уничтожения.

Неэффективная система надзора по выполнению земельных регламентов — ещё одна причина, по которой защитить природный объект невероятно трудно. Оформленные границы могут не занести в ЕГРН, соответственно отсутствие в базе данных сведений о статусе территории даёт возможность чиновникам закрывать глаза при выдаче разрешений на строительство.

Финансовая заинтересованность чинуш ставит под угрозу национальное достояние страны. Сознательное уничтожение лесов позволяет одномоментно улучшить состояние бюджета, а иногда и собственное финансовое положение. Юридические тонкости создают много проблем при попытках отстоять леса от разрушения.

Подписанный Путиным нацпроект «Экология» предусматривает обязательную регистрацию защищаемых территорий в ЕГРН. Вероятно, такие меры позволят более эффективно защищать земли от присвоения и реорганизации назначения.

Схожая ситуация федеральных масштабов: Крымский национальный парк

Крымский природный заповедник получил статус нацпарка в 2015 году. Из-за смены назначения земель появилось право на организацию хозяйственных или рекреационных зон. Защитники начали бить тревогу, поскольку появление туристических объектов и баз отдыха на нетронутых территориях губительно для диких представителей флоры и фауны.

До реорганизации только 4% от общей площади парка было отдано на сельхоз цели, сейчас руководство нацпарка предлагает окультурить более 40% земель. Научное сообщество выступает против таких перемен, выражение этой позиции позволило повлиять на власти. Сейчас обсуждается возможность переведения на сельхоз цели не более 20% парка.

Экологи сообщают, что на текущий момент природный объект сохранился в нетронутом состоянии, здесь произрастает девственный лес, он уникален и таких мест на полуострове больше нет. Безусловно, эти земли следует оберегать от всяких посягательств, а не осваивать по своим прихотям. Развитие рекреаций в парке губительно для дикой природы. Вмешательство человека равноценно экологической катастрофе.